Библиотек. Информация. Философия. Литература. История.

А Б В Г Д Е
Ж З И К Л М
Н О П Р С Т
У Ф Х Ц Ч Ш
Щ Э Ю Я    

Содержание

  •  Аверинцев_С_С
  •  Аврех_А_Я
  •  Андреев_Л_Н
  •  Антонов_В_Ф
  •  Арин_О
  •  Бальмонт_К_Д
  •  Белоцерковский_В_В
  •  Блок_А_А
  •  Боханов_А_Н
  •  Бухарин_Н_И
  •  Валентинов_Н_В
  •  Васильев_Южин_М_И
  •  Виноградов_В_П
  •  Витте_С_Ю
  •  Воронцов_Н_Н
  •  Герцен_А_И
  •  Гиляровский_В_А
  •  Гобозов_И_А
  •  Гобозов_Ф_И
  •  Грязнов_Б_С
  •  Деев-Хомяковский_Г_Д
  •  Дмитриева_О
  •  Достоевский_Ф_М
  •  Дудин_М_А
  •  Ефимов_Б_Е
  •  Завалько_Г_А
  •  Заулошнов_А_Н
  •  Зив_В_С
  •  Какурин_Н_Е
  •  Карсавин_Л_П
  •  Коржавин_Н
  •  Коржихина_Т_П
  •  Кошелев_М_И
  •  Коэн_С
  •  Кулик_Б
  •  Кухтевич_И_В
  •  Левитин_К
  •  Лемешев_Ф_А
  •  Ленин_В_И
  •  Литвин-Седой_З_Я
  •  Лифшиц_М_А
  •  Львов_Д_С
  •  Любищев_А_А
  •  Маевский_И_В
  •  Максимов_В_Е
  •  Маркс_К
  •  Мельников_Р_М
  •  Муравьев_Ю_А
  •  Мэтьюз_М
  •  Неменов_М_И
  •  Озеров_И_Х
  •  Поляков_Ю_М
  •  Пребиш_Р
  •  Раковский_Х_Г
  •  Раскольников_Ф_Ф
  •  Рютин_М_Н
  •  Савинков_Б_В
  •  Сарнов_Б_М
  •  Семанов_С_Н
  •  Семенов_Ю_И
  •  Сенин_А_С
  •  Сказкин_С_Д
  •  Смирнов_И
  •  Смирнов_И_В
  •  Старцев_В_И
  •  Урысон_М_И
  •  Федотов_Г_П
  •  Чаликова_В
  •  Чехов_А_П
  •  Шванебах_П_Х
  •  Шульгин_В_В
  •  Энгельс_Ф
  •  Яковлев_А_Г
  •  Яхот_И
  •  
    текущий раздел  ::  Каталог /  А /  Бальмонт_К_Д /  Песни мстителя (цикл стихотворений) / 
    Каталог
                                                            
                                                            
          Константин БАЛЬМОНТ

          ПЕСНИ МСТИТЕЛЯ

               1907

    Гнев, шорох листьев древесных,
    он нашептывает, он рукоплещет,
    он сочетает, единит.
                             Майя.

          РУДА

    Широки и глубоки
    Рудо-желтые пески.
    В мире - жертвенно, всегда -
    Льется, льется кровь-руда.

    В медном небе света нет.
    Все же вспыхнет молний свет -
    И железная броня
    Примет бой, в грозе звеня.

    Бой за вольное житье
    Грянул. Сломано копье.
    И кольчуга сожжена.
    А свобода - где она?

    Дверь дубовая крепка.
    Кто раскроет зев замка?
    Сжаты челюсти змеи,
    Свиты звенья чешуи.

    И пустынно-широки
    Рудо-желтые пески.
    И безмерно, как вода,
    Льется, льется кровь-руда.

          *   *   *

          ЕСЛИ ХОЧЕШЬ

    Если хочешь смести паутину,
    Так смотри и начни с паука.
    Если хочешь ты вырубить прорубь, исторгни тяжелую
                                                   льдину.
    Если хочешь ты песню пропеть, пусть же будет та песня
                                                   звонка.
    Если хочешь, живи. Если ж в жизни лишь тюрьмы и
                                                    стены,
    Встань могучей волной - и преграду стремленьем
                                                   разбей.
    Если ж стены сильней, разбросайся же кружевом пены,
    Но живешь - так живи, и себя никогда не жалей.

          *   *   *
        
          НАШ ЦАРЬ

    Наш царь - Мукден, наш царь - Цусима,
    Наш царь - кровавое пятно,
    Зловонье пороха и дыма,
    В котором разуму - темно.

    Наш царь - убожество слепое,
    Тюрьма и кнут, подсуд, расстрел,
    Царь-висельник, тем низкий вдвое,
    Что обещал, но дать не смел.

    Он трус, он чувствует с запинкой,
    Но будет, - час расплаты ждет.
    Кто начал царствовать - Ходынкой,
    Тот кончит - встав на эшафот.

          *   *   *
          
          ЦАРЬ-ЛОЖЬ

    Народ подумал: вот - заря,
    Пришел тоске конец.
    Народ пошел - просить царя.
    Ему в ответ - свинец.

    А, низкий деспот! Ты навек
    В крови, в крови теперь.
    Ты был ничтожный человек,
    Теперь ты грязный зверь.

    Но кровь рабочего взошла,
    Как колос, перед ним.
    И задрожал приспешник зла
    Пред колосом таким.

    Он красен, нет ему серпа, -
    Обломится любой.
    Гудят колосья, как толпа,
    Растет колосьев строй.

    И каждый колос - острый нож,
    И каждый колос - взгляд.
    Нет, царь, теперь не подойдешь,
    Нет, подлый царь, назад!

    Ты нас теперь не проведешь
    Девятым января.
    Ты - царь, и, значит, весь ты ложь, -
    И мы сметем царя!

         *   *   *

         ЗВЕРЬ СПУЩЕН

    Зверь спущен. Вот она, потеха
    Разоблаченных палачей.
    Звериный лик. Раскаты смеха.
    Звериный голос: «Бей! Бей! Бей!»

    И вдоль по всей России снова
    Взметнулась, грязная всегда,
    Самодержавия гнилого
    Рассвирепевшая орда.

    Удар могучий общей стачки
    Их выбил вон из колеи.
    Добычи нужно им, подачки
    От их Романовской семьи.

    Чужое нужно паразитам,
    Свобода – гадам не под стать.
    И вот они, свои синклитом,
    Спустили Зверя погулять.

    Но мы не спим, мы четко видим,
    Борцов восстания не счесть.
    И тех, кого мы ненавидим,
    В свой должный миг настигнет месть.

    Гуляй же, Зверь самодержавья,
    Являй всю мерзостность для глаз.
    Навек окончилось бесправье.
    Ты осужден. Твой пробил час.

         *   *   *

         БУДТО БЫ РОМАНОВЫМ

                   Ослабели Романовы.
                Давно их пора убрать.

            Слова костромского мужика

    Были у нас и цари, и князья.
    Правили. Правили разно.
    Ты же, развратных ублюдков семья,
    Правишь вполне безобразно.

    Даже не правишь. Ты просто бедлам,
    Злой, полоумно-спесивый.
    Дом палачей, исторический срам,
    Глупый, бездарный, и лживый.

    Был в оны годы безумный Иван,
    Был он чудовищно-ликим.
    Самоуправством кровавым был пьян,
    Все ж был он горозно-великим.

    Был он бесовской мечтой обуян,
    Дьяволам был он игрушка;
    Этот, теперешний, лишь истукан,
    Марионетка, Петрушка.

    Был в оны годы, совсем идиот,
    Ликом уродливый Павел,
    Кукла-солдатик – но все же и тот
    Лучшую память оставил.

    Павла пред нынешним нужно ценить,
    Павел да будет восхвален:
    Он не тянул свою гнусную нить,
    Быстро был создан им Пален.

    Этот же мерзостный, с лисьим хвостом,
    С пастью, приличною волку,
    К миру людей заклинает, - притом
    Грабит весь мир втихомолку.

    Грабит, кощунствует, ежится, лжет,
    Жалко скулит, как щенята.
    Вы же, ублюдки, придворный оплот,
    Славите доброго брата.

    Будет. Окончилось. Видим вас всех.
    Вам приготовлена плаха.
    Грех исказнителей – смертный есть грех.
    Ждите же царствия страха!

         *   *   *

         НЕИЗБЕЖНОСТЬ

    Убийства, казни, тюрьмы, грабежи,
    Сыск, обыск, щупальцы людские,
    Сплетения бессовестнейшей лжи,
    Слова – одни, и действия – другие.

    Романовы с холопскою толпой,
    С соизволенья всех, кто сердцем низок,
    Ведут, как скот, рабочих на убой.
    Раз, два, конец. Но час расплаты близок.

    Есть точный счет в течении всех дней,
    Движенье в самой сущности возвратно.
    Кинь в воздух кучу тяжкую камней,
    Тебе их тяжесть станет вмиг понятна.

    Почувствуешь убогой головой,
    Измыслившей подобные забавы,
    Что есть порядок в жизни мировой,
    Ты любишь кровь – ты вступишь в сон кровавый.

    Из крови, что излита, встанет кровь,
    Жизнь хочет жить, к казнящим – казнь сурова.
    Скорее, Жизнь, возмездие готовь,
    Смерть Смерти, и да будет живо Слово!

         *   *   *

         ПРЕСТУПНОЕ СЛОВО

    Кто будет говорить о слове примиренья,
    Покуда в тюрьмах есть сходящие с ума,
    Тот должен сам узнать весь ужас заключенья,
    Понять, что вот – кругом – тюрьма.

    Почувствовать, что ум, в тебе горевший гордо,
    Стал робко ищущим услад хоть в бездне сна,
    Что стерлась музыка – до крайнего аккорда:
    Стена, стена и тишина.

    Кто будет говорить о слове примиренья,
    Тот предает себя и предает других,
    И я ему в лицо, как яркое презренье,
    Бросаю хлещущий мой стих.

         *   *   *

    Источник:
    Бальмонт К.Д.
    Избранное: Стихотворения; Переводы; Статьи. – М.: 1980
    С. 240-245.

                                                            
     
    главная :: каталог :: персоналии :: конференции :: от редактора Все в одном - Alan Gold
    Программист - Odd
    Редизайн - Yurezzz

    © 2004