Библиотек. Информация. Философия. Литература. История.

А Б В Г Д Е
Ж З И К Л М
Н О П Р С Т
У Ф Х Ц Ч Ш
Щ Э Ю Я    

Содержание

  •  Аверинцев_С_С
  •  Аврех_А_Я
  •  Андреев_Л_Н
  •  Антонов_В_Ф
  •  Арин_О
  •  Бальмонт_К_Д
  •  Белоцерковский_В_В
  •  Блок_А_А
  •  Боханов_А_Н
  •  Бухарин_Н_И
  •  Валентинов_Н_В
  •  Васильев_Южин_М_И
  •  Виноградов_В_П
  •  Витте_С_Ю
  •  Воронцов_Н_Н
  •  Герцен_А_И
  •  Гиляровский_В_А
  •  Гобозов_И_А
  •  Гобозов_Ф_И
  •  Грязнов_Б_С
  •  Деев-Хомяковский_Г_Д
  •  Дмитриева_О
  •  Достоевский_Ф_М
  •  Дудин_М_А
  •  Ефимов_Б_Е
  •  Завалько_Г_А
  •  Заулошнов_А_Н
  •  Зив_В_С
  •  Какурин_Н_Е
  •  Карсавин_Л_П
  •  Коржавин_Н
  •  Коржихина_Т_П
  •  Кошелев_М_И
  •  Коэн_С
  •  Кулик_Б
  •  Кухтевич_И_В
  •  Левитин_К
  •  Лемешев_Ф_А
  •  Ленин_В_И
  •  Литвин-Седой_З_Я
  •  Лифшиц_М_А
  •  Львов_Д_С
  •  Любищев_А_А
  •  Маевский_И_В
  •  Максимов_В_Е
  •  Маркс_К
  •  Мельников_Р_М
  •  Муравьев_Ю_А
  •  Мэтьюз_М
  •  Неменов_М_И
  •  Озеров_И_Х
  •  Поляков_Ю_М
  •  Пребиш_Р
  •  Раковский_Х_Г
  •  Раскольников_Ф_Ф
  •  Рютин_М_Н
  •  Савинков_Б_В
  •  Сарнов_Б_М
  •  Семанов_С_Н
  •  Семенов_Ю_И
  •  Сенин_А_С
  •  Сказкин_С_Д
  •  Смирнов_И
  •  Смирнов_И_В
  •  Старцев_В_И
  •  Урысон_М_И
  •  Федотов_Г_П
  •  Чаликова_В
  •  Чехов_А_П
  •  Шванебах_П_Х
  •  Шульгин_В_В
  •  Энгельс_Ф
  •  Яковлев_А_Г
  •  Яхот_И
  •  
    текущий раздел  ::  Каталог /  А /  Яковлев_А_Г /  Конструктивные амбиции и нерациональные интересы / 
    Каталог
                                          
                                          
    А.Г. Яковлев
        
    КОНСТРУКТИВНЫЕ АМБИЦИИ
    И НЕРАЦИОНАЛЬНЫЕ ИНТЕРЕСЫ*
        
    В сб.: Яковлев А.Г. Россия, Китай и мир. М.: ИДВ РАН, 2002. С. 199-206.
        
    * См.: НГ-сценарии. 1999. № 6. С. 6.
        
    Размещено с разрешения в Института Дальнего Востока РАН - Истмат.РУ, январь 2006.
        
    Предисловие к книге:
    "Колокола тревог и надежд профессора Яковлева"
        

    См. также статью А.Г. Яковлева
    "Глобальный цинизм"


    Об авторе




         Будучи давним читателем НГ, утверждаю, что статья Бориса Семина и Абдул-Хакима Султыгова (в июле 2002 г. последний будет назначен президентом РФ своим спецпредставителем по правам человека в Чечне. — Прим. редактора-составителя) резко выделяется среди публикаций газеты: как никакая другая, она побуждает к несогласию не только своим смыслом, но и практически каждым абзацем и тезисом. Случай поистине уникальный для материалов НГ. И хотя трудно реагировать на эту статью без гнева и пристрастия, но все же попробуем.
          
         Дело вовсе не в откровенно прозападной, капитулянтской ориентации авторов, которую я лично не приемлю. В конце концов, выбор политической позиции - это их право, как и вообще предпочтение добра или зла. Дело в их пренебрежении к реалиям жизни, объективным условиям и тенденциям современного мирового развития, подлинному содержанию нынешней мировой политики, а главное - к коренным интересам основных сил, действующих и сталкивающихся на международной арене. И особенно к главному противоречию мирового сообщества, на базе которого складывается глобальная расстановка этих сил, происходит их размежевание и объединение.
          
         Весь пафос статьи двух авторов сводится к упрекам в адрес России, которая никак не хочет понять, что ее "светлое будущее" неотделимо от стремления "стать полноценной частью Запада, не выходящей за рамки Pax Americana". "Подобная ориентация, - утверждается в статье, - целесообразна как в силу фундаментальных исторических факторов, так и в силу более рациональных причин". К числу последних авторы явно относят "нынешнее предсмертное состояние России", которое якобы "в решающей степени обусловлено тем, что выбор, сделанный россиянами в пользу демократии и рыночной экономики, не сопровождался адекватной внешней политикой".
          
         Увы, сопровождался, и вполне адекватной. Авторы, похоже, запамятовали, что "возрождающаяся Россия" устами весьма активного и деятельного министра иностранных дел Андрея Козырева с самого начала заявила о стремлении к тесному и всеобъемлющему партнерству и даже союзу с "передовыми демократиями". Она с поразительной безоглядностью и беспримерным доверием раскрыла перед Западом братские объятия. И что же? А то, что ни братания, ни "союза с сильным и потому стратегическим партнером", т.е. с Западом, у "демократической России" не получилось. Более того, уже в 1995 г. один из видных строителей "новой России", Гавриил Попов, с глубочайшей печалью и недоумением вынужден был констатировать, что "последние события наглядно продемонстрировали несостоятельность идеи о том, что Запад будет первым и главным союзником реформ в России". Между прочим, упомянутая идея тогда исходила из того же, о чем сегодня пишут авторы статьи: рыночные реформы в России "направлены на строительство экономики, имеющей единую природу с экономикой Запада". Такую "единую природу" с ней издавна имеют экономики государств "третьего мира". Тем не менее Запад не стал их "первым и главным" союзником в деле модернизации. Его, оказывается, вполне устраивает растущий разрыв в уровнях собственного благосостояния и благосостояния остального мира, где проживает более 4/5 населения Земли.
        
         И невозможно понять, почему Семин и Султыгов на полном серьезе упрекают российский МИД ("родное внешнеполитическое ведомство") в том, что будто бы из-за его неумелости Россия "получила в виде помощи пять тысячных процента американского ВНП", тогда как "в период с 1948 г. по 1952 г. США пожертвовали двумя процентами своего ВНП для формирования предсказуемой демократической Германии и Японии". Ведь совершенно очевидно, что роль дипломатии слабых или ослабевших по каким-то причинам стран - объектов американской политики - была и остается достаточно скромной по сравнению с интересами самих США и Запада в целом. При нынешнем глобальном раскладе сил Запад тем более сам решает, с кем ему дружить, а с кем враждовать, кого придушить сегодня, а кого завтра.
          
         Авторы статьи, видимо, не знают, что еще весной 1992 г. "Нью-Йорк Таймс" без лишних околичностей писала: "Вашингтон вынужден будет решать, кому позволено дожить, сохранив экономический потенциал, до нового тысячелетия - Саудовской Аравии или демократической России" (цит. по: «Правда» 18.08.93). Но, собственно, почему "вынужден"? А потому, что, в отличие от наших авторов, американские и вообще западные стратеги исходят из того, что индустриальная цивилизация вступила в полосу глубочайшего общего кризиса, связанного с угрозой быстрого истощения сырьевого и особенно экологического потенциала планеты, и что противоречие между Западом и остальным миром по поводу путей выживания человечества стало главным движителем развития системы международных отношений, борьбы за выбор модели нового миропорядка. В обширной статье Семина и Султыгова, увы, нет ни слова о цивилизационном кризисе, игнорируя который совершенно бесполезно конструировать рациональную внешнеполитическую стратегию для России.
        
         Сам термин "цивилизационный" употребляется авторами лишь в одном и, по-видимому, главном для них смысле. Они требуют от России "в цивилизационном аспекте: последовательно проводить курс на сближение и полномасштабную интеграцию с Западом". А чтобы обеспечить эту интеграцию, они советуют Москве осуществить "тотальное подавление коммунистической и националистической идеологии". С первой идеологией все ясно. А что такое националистическая идеология в многонациональной России и как ее можно подавить, да еще тотально? Это загадка. Но самое главное, эта рекомендация подается авторами как крупный козырь в стратегической игре России с Западом. Авторы даже не замечают, что предлагают последнему крошки, после того как он уже получил целый каравай. Ведь если ликвидация демократами социализма и советской сверхдержавы не побудила Запад к принятию России в свои братские "стратегические" объятия, то уж тотальное подавление упомянутых идеологий тем более ничего не может изменить в его российской политике. К тому же столь прямолинейный подход к борьбе с ними, по крайней мере формально, не укладывается в комплекс западных либеральных ценностей.
        
         Чтобы завершить затронутую в статье тему свободы выбора Россией своего места в структуре Запада, коснемся некоторых других аргументов, которые используют авторы. Похоже, что среди этих "других" наиважнейший и самый убедительный, с их точки зрения, - это цитата из последней (по времени, конечно) книги Збигнева Бжезинского "Великая шахматная доска", неслучайно избранная авторами в качестве эпиграфа статьи. С явно большой долей лицемерия этот именитый американский политик и стратег пишет: "России еще предстоит сделать свой основополагающий геостратегический выбор в плане взаимоотношений с Америкой: друг это или враг?" Между тем тот же Бжезинский в свое время уже растолковывал, и вполне доходчиво, американское представление о дружбе с Россией: "Россия не партнер, а клиент Соединенных Штатов... Она была побеждена Соединенными Штатами. Когда мы используем выражение "партнерство", мы имеем в виду равенство.
        
          Россия же теперь побежденная страна... Теперь Россия может существовать только как клиент США. Претендовать на что-то иное является беспочвенной иллюзией" (см.: Правда. 12.07.96). Ему же принадлежат и такие слова: "Россия будет раздроблена..." Американскую и вообще западную иде фикс о необходимости территориального дезинтегрирования России (после того, как это сделано в отношении СССР, Югославии, Чехословакии) Бжезинский излагает и в своей упомянутой выше книге. Вот и вся дружба, которую может "выбрать" Россия.
        
         И если по всем меркам все еще великая держава - Россия - не приемлет такую дружбу, пытается отстаивать свои суверенные права и национально-государственные интересы, то можно ли ее упрекать, как это делают Семин и Султыгов, в неких "неконструктивных амбициях"? Любопытно, как бы они охарактеризовали поведение крохотной Кубы, лидер которой Фидель Кастро недавно заявил, что его страна не пойдет на уступки США в обмен на снятие экономической блокады? Похоже, наши авторы полагают, что сдача на милость превосходящего по силе и богатству противника и есть высшая политическая мудрость, тот самый "рациональный интерес", который они столь настойчиво навязывают России. Согласно их точке зрения получается, что, "сдавшись", она обеспечит решение главной для нее задачи, т.е. добьется "притока иностранных инвестиций и передовых технологий с целью превращения народного хозяйства... в экономику постиндустриального и информационного общества". Они будто бы не видят, что у Запада при современных и особенно грядущих мировых условиях нет и не может быть никакого стимула раскошеливаться на "план Маршалла" для России. Могут сказать: Китай, этот социальный антипод Запада, сумел привлечь крупные инвестиции из-за рубежа. Да, сумел. Но они на 80% обеспечены китайской диаспорой. У России же такой патриотической диаспоры нет. К тому же более или менее благожелательное отношение Запада к Китаю в смысле инвестиций явно имеет под собой политическую подоплеку, а именно стремление воспрепятствовать развитию его стратегического взаимодействия с Россией, превращению его в центр притяжения международных антигегемонистских, а по сути, антизападных сил.
        
         Опять же авторы статьи будто не видят, что деиндустриализация России, разрушение ее научно-технического и оборонного потенциала, содействие максимальному сокращению ее населения есть практически не скрываемая уже стратегическая цель российской политики Запада в целом, а не только одной Америки. Если бы они видели это, то не горевали бы по поводу того, что "социально-экономическая и политическая деградация России неизбежно (выделено авторами статьи. - А.Я.) потребует от американских налогоплательщиков, от всего Запада астрономических средств для под- держания приемлемого (для кого? -А.Я.) жизненного уровня ее населения". Если бы они учитывали подлинную стратегическую цель Запада, то в своих рассуждениях о "рациональных интересах России" не рекомендовали бы ей создать военно-политический альянс с Германией и Японией. "Разве Россия, - почти патетически восклицают они, - не в состоянии использовать объективное стремление Германии и Японии вытеснить американский доллар из Европы и Юго-Восточной Азии, сделав реальные шаги по формированию экономического и военно-политического партнерства с этими двумя государствами?" Конечно, Россия в состоянии сделать это, хотя и находится, по словам авторов, "в предсмертном состоянии". Только кто же, будучи в здравом рассудке, предпочтет союз с "полутрупом" уже устоявшемуся и проверенному временем союзу с Америкой, к тому же теперь единственной сверхдержавой?
        
         Воистину: "чудны дела Твои, Господи", но не менее чудны и домыслы людские. Последнее авторы рассматриваемой статьи подтверждают совершенно блестяще. Они утверждают: "Как стратегические партнеры - в рамках обозначенных применительно к США контуров - Германия, Россия и Япония подходят друг к другу если не идеально (идеальных взаимоотношений не бывает), то, по меньшей мере, удовлетворительно. Германо-японский ядерный альянс с Россией означал бы конец американской военно-политической опеке и так называемому расширению НАТО на восток". Вот так, как говорится, простенько и со вкусом, решается вопрос о неконструктивных амбициях и рациональных интересах России, о самом ее "восстании со смертного одра", а также о разрушении Запада как геополитической и цивилизационной целостности, противостоящей остальному миру.
          
         Совершенно непонятно, с чего это авторы решили, что Германия и Япония совсем уж плохо чувствуют себя в составе "большой семерки", возглавляемой Соединенными Штатами. Из-за разного рода трений внутри нее, причем подчас весьма жестких? Так ведь Семин и Султыгов сами признают, что "идеальных взаимоотношений не бывает" А раз так, то вполне закономерно, что Германия и Япония, по изящному выражению авторов, "частично находясь в рамках Pax Americana, частично выпадают из него". Но вот насчет того, что они ради "ядерного альянса с Россией" захотят полностью "выпасть", есть очень большие сомнения. Настолько большие, что начисто исключают на очень длительную перспективу возникновение у них такого желания. Дело в том, что уже сегодня глобальное противоречие по линии Запад — не-Запад по поводу выбора путей выживания человечества неизмеримо мощнее, чем трения между западными центрами силы, и именно оно решающим образом влияет на формирование общего интереса "большой семерки". По ее коллективной воле, а не только по воле США, НАТО расширяется на восток, а границы зоны так называемой "ответственности" этого военного блока раздвигаются во все стороны, вплоть до рубежей Китая, до Центральной Африки и Южной Атлантики. Именно по единой воле "большой семерки" НАТО быстро превращается в военную машину с функциями планетарного масштаба. Частные противоречия между членами "семерки" не вернут времена, когда европейские державы и США делили мир на сферы влияния. Ход мирового развития создал условия для жесткой постановки вопроса о кооперативном, коллективном диктате держав Запада над миром как о безальтернативном для них выходе из цивилизационного кризиса. Вообще говоря, альтернатива для них может возникнуть в случае, если периферия мирового сообщества, в которую ныне оказались отброшены и Россия, и многие другие постсоциалистические страны, сумеет создать силовой (в самом широком смысле) противовес Западу и принудит его к общим поискам рациональной модели жизнеобеспечения человечества в целом, в соответствии с кардинально изменившимися условиями на планете.
          
         Нельзя не отметить, что, советуя России сплотиться в антиамериканском альянсе с Германией и Японией, Семин и Султыгов тем самым перечеркивают центральный тезис собственной статьи, который гласит: "Реальность такова, что ни одна из стоящих перед Россией принципиальных задач не может быть решена на базе соперничества с Западом". Между прочим, покушение на единство Запада и есть наиболее яркое проявление соперничества с ним. Но, похоже, отговаривая Россию от такого соперничества, авторы в основном имеют в виду ее вредные, с их точки зрения, шаги по налаживанию стратегического взаимодействия с государствами периферии, прежде всего с Китаем и Индией, в целях организации международного отпора гегемонистскому натиску "большой семерки". И чтобы изобразить эти шаги как совершенно нелепые, наши труженики в области гуманитарно-политических технологий с нарочито оскорбительным высокомерием третируют (а по-русски говоря, поносят) эти и другие строптивые, не склоняющие голову перед мощью Запада страны периферии. "Кто сегодня является стратегическим союзником России?" - вопрошают они. И отвечают: "Братья по разуму - такие же хронические неудачники или реакционные режимы, с которыми Россию объединяют разве что общность языка и "азиатская" политическая культура". Ну, насчет общности, например, русского и "азиатских" языков авторам, конечно, виднее. А что касается "азиатской" политической культуры, то едва ли можно усомниться в том, что, скажем, китайские "пять принципов мирного сосуществования" неизмеримо больше соответствуют современным общечеловеческим ценностям, чем принципы, на которых нынешние западные культуртрегеры пытаются строить Pax Americana. И уж чтобы совсем унизить тех, кто не намерен мирить ся со становящимися невыносимыми своеволием и агрессивностью Запада, в том числе Россию, тех, кто считает вполне конструктивным и рациональным девизом "Родина или смерть", авторы как символ всяческого и особенно политического недомыслия используют слово "советский". Они утверждают, что якобы "внешняя политика России осталась советской, то есть, по сути, антиамериканской". Тогда возникает вопрос, почему, в частности, антиамериканской была и остается внешняя политика Ирана или Ирака, где советской властью никогда не пахло?
          
         Исходя из своего совершенно ничем не обоснованного представления о том, что, мол, ясно выраженное желание России "стать полноценной частью Запада" стопроцентно обеспечит ей превращение в такую часть, Семин и Султыгов нарисовали схему грядущего миропорядка. России (и Украине) в ней отведено место в структуре Запада, однако всего лишь в качестве "зоны геополитической динамичной (по сути, неустойчивой. - А.Я.) стабильности". При этом авторы даже не задаются вопросом, нужна ли Западу такая стабильность.
        
         Есть более чем достаточно оснований утверждать, что не нужна. Западным стратегам однополярный мир видится совершенно иначе. Они не допускают и мысли о том, что Россия в ее нынешнем виде может стать частью структуры Запада даже в туманном будущем. В этой связи особенно выразителен вариант миропорядка, нарисованный американским политологом Страусом и точнее других отражающий подлинную суть Pax Americana и конструкции однопо-лярного мира. "Монополюс", по Страусу, составляет ядро концентрической структуры мирового сообщества. Но он отнюдь не отождествляется с американской сверхдержавой. Его образуют "индустриальные демократии, имеющие подавляющий вес в мировой системе". США же являются лидером в "монополюсе". Согласно указанной схеме именно "коллектив" индустриальных демократий, а не одни только США, доминирует над остальным миром. Что же касается России, то, по Страусу, она вместе с Китаем может стать элементом ядра другого глобального политического полюса, противостоящего западному. И если Запад, подчеркивает Страус, способен и стремится создать новый конструктивный миропорядок, то оформление другого полюса с ядром в лице России и Китая будет якобы означать "глобальное восстание против мирового порядка", ибо эти две державы возглавят силы хаоса, а не борьбы за альтернативный миропорядок.
        
         Семин и Султыгов полностью сошлись со Страусом, пожалуй, лишь в оценке "спасительной" для человечества миссии Запада и в высокомерном отношении к народам и странам всего остального мира.
        
         Они пустились во все тяжкие, чтобы доказать, что "Россия способна довести до абсурда собственное существование", что сопер-ничество с Западом, а на деле сопротивление его диктату, "бессодержательно по существу", а содержательна по существу якобы безусловная дружба с ним, которая практически означает согласие России на собственное исчезновение в качестве самостоятельного великого государства, на территориальную дезинтеграцию и всестороннюю деградацию ее народа, и что надежды на что-то иное, говоря словами их кумира Бжезинского, являются "беспочвенной иллюзией".
          
         Трудно допустить, что, занимаясь гуманитарно-политическими технологиями и проблемами геополитики, они никогда не сталкивались с изложенной в данном материале контраргументацией. Они просто пренебрегли ею. Впрочем, вольному воля. Жаль только, что ученые опусы, подобные их статье, удобряют идеологические грядки, на которых в России бурно плодятся Смердяковы. И тем более жаль, что такие опусы сочиняются в наши дни, когда появляются признаки того, что Россия начинает, наконец, "сосредотачиваться".

                                          
     
    главная :: каталог :: персоналии :: конференции :: от редактора Все в одном - Alan Gold
    Программист - Odd
    Редизайн - Yurezzz

    © 2004