Библиотек. Информация. Философия. Литература. История.

А Б В Г Д Е
Ж З И К Л М
Н О П Р С Т
У Ф Х Ц Ч Ш
Щ Э Ю Я    

Содержание

  •  Аверинцев_С_С
  •  Аврех_А_Я
  •  Андреев_Л_Н
  •  Антонов_В_Ф
  •  Арин_О
  •  Бальмонт_К_Д
  •  Белоцерковский_В_В
  •  Блок_А_А
  •  Боханов_А_Н
  •  Бухарин_Н_И
  •  Валентинов_Н_В
  •  Васильев_Южин_М_И
  •  Виноградов_В_П
  •  Витте_С_Ю
  •  Воронцов_Н_Н
  •  Герцен_А_И
  •  Гиляровский_В_А
  •  Гобозов_И_А
  •  Гобозов_Ф_И
  •  Грязнов_Б_С
  •  Деев-Хомяковский_Г_Д
  •  Дмитриева_О
  •  Достоевский_Ф_М
  •  Дудин_М_А
  •  Ефимов_Б_Е
  •  Завалько_Г_А
  •  Заулошнов_А_Н
  •  Зив_В_С
  •  Какурин_Н_Е
  •  Карсавин_Л_П
  •  Коржавин_Н
  •  Коржихина_Т_П
  •  Кошелев_М_И
  •  Коэн_С
  •  Кулик_Б
  •  Кухтевич_И_В
  •  Левитин_К
  •  Лемешев_Ф_А
  •  Ленин_В_И
  •  Литвин-Седой_З_Я
  •  Лифшиц_М_А
  •  Львов_Д_С
  •  Любищев_А_А
  •  Маевский_И_В
  •  Максимов_В_Е
  •  Маркс_К
  •  Мельников_Р_М
  •  Муравьев_Ю_А
  •  Мэтьюз_М
  •  Неменов_М_И
  •  Озеров_И_Х
  •  Поляков_Ю_М
  •  Пребиш_Р
  •  Раковский_Х_Г
  •  Раскольников_Ф_Ф
  •  Рютин_М_Н
  •  Савинков_Б_В
  •  Сарнов_Б_М
  •  Семанов_С_Н
  •  Семенов_Ю_И
  •  Сенин_А_С
  •  Сказкин_С_Д
  •  Смирнов_И
  •  Смирнов_И_В
  •  Старцев_В_И
  •  Урысон_М_И
  •  Федотов_Г_П
  •  Чаликова_В
  •  Чехов_А_П
  •  Шванебах_П_Х
  •  Шульгин_В_В
  •  Энгельс_Ф
  •  Яковлев_А_Г
  •  Яхот_И
  •  
    текущий раздел  ::  Каталог /  А /  Любищев_А_А /  О смысле и значении венгерской трагедии / 
    Каталог
                                
                                
         А.А. Любищев
        
         О СМЫСЛЕ И ЗНАЧЕНИИ ВЕНГЕРСКОЙ ТРАГЕДИИ
        
         Знамя. 1991. № 10. С. 173
        
         Предисловие и публикация доктора биологических наук М.Д. Голубовского.

          За участие в событиях осени 1956 года нынешний президент Венгрии Арпад Генц в том же году был приговорен к пожизненному тюремному заключению. Он отказался признать свою вину и на первом же допросе заявил, что это была революция. В интервью, напечатанном в газете «Известия» (4.10.1990), Арпад Генц сообщил, что закончил писать книгу — взгляд венгра на 1956 год, без чего «нельзя достоверно судить о том, что же тогда происходило у нас в стране».
          
          В официозах советской прессы венгерское восстание 1956 года продолжают называть эвфемизмом «венгерские события». Правды об этих событиях в советской печати еще нет. Уже признают ошибкой ввод войск в Чехословакию и подавление Пражской весны 1968 года. Видимо, придет время признать ошибкой и жестокое подавление венгерского восстания 1956 года.
          
          В 1976 году я лежал в одной палате с бывшим водителем танка советского батальона, осенью 1956 года переброшенного (на вертолетах) в Венгрию.
          
          Из рассказа танкиста: сначала не было приказа стрелять. Потом начались уличные бои. На узких улицах танки были уязвимы, потери — велики. Ожесточение со стороны восставшего народа и со стороны советских солдат в разгар революции достигло крайних пределов. Однажды танковой колонне на шоссе преградила путь толпа женщин с детьми. Был дан приказ не останавливаться...
          
          Венгерские события глубоко потрясли многих современников, умеющих видеть за официальными сообщениями истинную суть событий. Вот оценка, данная по горячим следам в декабре 1956 года известным в те годы биологом и философом, а точнее, мыслителем А. А. Любищевым:
          
          «Венгерское восстание не контрреволюция, а настоящее народное... Интервенция, подавление венгерских рабочих и крестьян есть акт контрреволюционный, и не случайно, что и средства усмирения (военно-полевые суды) заимствованы из арсенала реакционного правительства Столыпина. Значение же венгерских событий в том, что первый страшный удар по сталинизму в международном масштабе нанесен не капиталистами, а рабочими и прогрессивной молодежью».
          
          Естественно, что эта статья, как и многое другое из творческого наследия Любищева, не была опубликована.
          
          Любищев — выпускник Петербургского университета. Мне известен еще один случай, когда человек с «Университетской набережной», а именно студент физмата Револьт Пименов, протестовал против подавления венгерской революции советскими войсками. Он разослал письма-протесты всем членам Верховного Совета СССР. Через некоторое время Р. Пименов был исключен из Ленинградского университета и оказался в ГУЛАГе, где с перерывами провел более 15 лет.
          
          *    *    *
          
          Несомненно, что страшная венгерская трагедия уже сейчас потрясла мир. Это потрясение несколько слабее того, чем могло бы быть, так как одновременно с преступлением против Венгрии было совершено преступление против Египта, но, конечно, оба преступления не могут быть сравнимы, хотя некоторое сходство и обнаруживают. В Египте мы имеем просто возвращение Англии и Франции к приемам старого империализма (Израиль тут оказался в дурном обществе), и приходится удивляться только тому, как умный и выдержанный Иден мог совершить подобную глупость, так как даже в случае удачи с Египтом выиграли бы прежде всего Соединенные Штаты в ущерб Англии. В Венгрии же мы имеем даже не возвращение к приемам Сталина (что было бы уже достаточно скверно), но возвращение к приемам Николая I и даже хуже того. Ведь Франц-Иосиф все-таки мог претендовать на роль «законного» правителя Австро-Венгрии, Кадар же ни с какой точки зрения законным правителем считаться не может. Старый легитимизм, во-первых, здесь неприложим, а во-вторых, неприемлем с республиканской точки зрения, так как «законным» с современной точки зрения является только правительство, опирающееся на волю народа, избранное народом. А правительство Кадара, как известно, не только не было избрано рабочими Советами (подобно правительству Ленина), но распустило рабочие Советы и сейчас борется военно-полевыми судами, расстреливая рабочих за хранение оружия (это будет почище Столыпина: там казнили за вооруженное сопротивление, но не за хранение оружия). Кроме того, с республиканской точки зрения вообще немыслимо «законное» правительство, призывающее иностранные войска для борьбы с собственным народом, хотя бы и заблуждающимся. Ссылка на Варшавский Договор просто нелепа: по Варшавскому Договору иностранные войска вводятся для охраны от иностранного нападения иной великой державы, но отнюдь не для подавления восстания рабочих и крестьян. Поэтому использование иностранных войск подлежит безусловному осуждёнию в принципе. Но тут возникает новый подход: принцип наименьшего зла. Конечно, использование иностранных войск — это зло, но в данном случае это зло было необходимо для избежания еще большего зла. На такую точку зрения стали, по-видимому, югославы, в частности, в своей речи Кардель. Насколько я его понял, его мысль такова: первое выступление советских войск (23 и 24 октября) было недопустимым, так как тогда было чисто народное движение, которое подавлять было нельзя, но после советских войск и Будапешта стали брать верх реакционные силы, подавление которых было необходимо во избежание торжества реакционных сил и возможного развязывания новой мировой войны. Поэтому Кардель осуждает первое вмешательство советских войск и с горечью примиряется со вторым, 4 ноября.
          
          Эти доводы никем, насколько мне известно, не развивались, попробую из доводов моих собеседников восстановить всю аргументацию. 1. Возможность восстановления фашистского режима. Аргументация сводится к тому, что ряд крайне правых фигур (Эстергази, Миндсенти и др.) заявили о своих притязаниях на власть, армия фактически распалась, и вооруженные группы, заранее хорошо подготовленные, готовились к возвращению заводов — капиталистам, земли — помещикам и т. д. Что Эстергази мечтал о возвращении земель — это вполне возможно, но чтобы ему их удалось получить — в этом позволительно усомниться. Мы знаем из истории, что когда была реставрация Бурбонов во Франции с опорой на иностранные штыки, то вернувшиеся аристократы думали вернуть земли, но даже правительство Людовика XVIII не решилось этого сделать, ограничившись выплатой компенсации. Вернуть землю от мужиков — это нелегкая задача. Думаю, что так же трудно было бы вернуть и заводы капиталистам. Думаю, что максимум отхода от социализма было бы предоставление инициативы капиталистам наряду с государственным сектором. То есть нечто вроде нашего нэпа или государственного капитализма в Китае, это весьма далеко от фашизма.
          
          Но, говорят, вернулся бы режим Хорти, так как среди заговорщиков было много хортистских офицеров. Что такое режим Хорти, я ясно себе не представляю, но попробуем ответить на вопрос, что более противно желаниям венгерского народа — режим Хорти или режим Ракоши — Гере. Мы знаем, что Венгерская Народная Республика, возникшая в 1919 году, просуществовала очень недолго и была ликвидирована с помощью иностранных войск, насколько мне помнится, главным образом с помощью румынских войск, действовавших по мандату Антанты. С тех пор установилась диктатура Хорти, господствовавшая в течение 25 лет (Полит. словарь, 1956, стр. 76). По официальной версии, народная власть Венгерской Народной Республики была насильственно, вопреки желанию народа свергнута. Что же это была за власть? Известны три имени, связанных с венгерской Советской властью: Бела Кун (кажется, он был главой правительства), Матиас Ракоши (род. 1892, видный деятель Венгерской Народной Республики), Эрне Гере (род. 1898, активный участник венгерской революции 1919 г.).
          
          Мне лично знакомы два венгерских коммунистических деятеля: проф. Булгар, бывший, кажется, министром просвещения Венгерской Народной Республики (бесцветная личность), и Влад. Вильг. Рудаш — самый интересный философ среди знакомых мне марксистских философов (а также всех пишущих философов-марксистов) — действительно оригинальный ум и по всем данным честный и преданный делу коммунист. С ним я познакомился в Пржевальске. Рудаш ненавидел Белу Куна и считал его виновником провала Советской власти. Как известно, Бела Кун действовал в Крыму после ликвидации врангелевщины и был одним из главных виновников (вместе с Г. Л. Пятаковым) разнузданного и вероломного террора прежде всего по отношению к сдавшимся офицерам, которым была обещана амнистия. Передавали, что он говорил: «Вы, русские, не умеете быть беспощадными с врагами, мы покажем, как с ними надо поступать». Что касается Ракоши и Гере, то о них даже в выступлениях наших вождей и самого Кадара говорится ясно: это клика Ракоши и Гере. Ясно поэтому, что когда во главе Венгерской Народной Республики действовали фигуры, подобные этим трем (а они подлинные «бесы» революции), то они могли вызвать чисто народную контрреволюцию, подобную народной контрреволюции в Вандее. Кадар в своем докладе перечисляет четыре главные причины событий в Венгрии: 1) антинародную политику клики Ракоши— Гере, 2) вынесенную на улицу (но, по существу, справедливую) критику Имре Надя, 3) примесь чисто контрреволюционных элементов, 4) пропаганду «Свободной Европы».
          
          Ракоши и Гере сохранили весь стиль работы 1919—1920 годов. Где был Гере с 1920 по 1924 год — неизвестно, но с 1924 по 1944 год жил в СССР, где, видимо, полностью пропитался сталинским духом, родственным его натуре. Ракоши был арестован в Венгрии, находясь на нелегальной работе в 1925 году, приговорен к восьми с половиной годам тюремного заключения, потом, по отбытии этого срока в 1935 году, был приговорен к пожизненной каторге, а в октябре 1940 года, после переговоров между венгерским и советским правительствами, был освобожден и прибыл в СССР. Кстати, при «фашистской диктатуре» заведомо выдающийся вождь коммунизма (был избран заочно в 1935 году членом Исполкома Коминтерна) приговаривается к каторге, а потом освобождается, а сейчас, при диктатуре «рабоче-крестьянского» правительства Кадара, простые рабочие просто за хранение оружия приговариваются военно-полевым судом к смертной казни. Хорошо помню (по крымским газетам советского периода), что казней после подавления Советской власти было гораздо меньше, чем в Крыму, правда, о последних не писалось.
          
          Революции считают повивальными бабками истории. Но были ли случаи, чтобы новорожденного ребенка вновь пытались загнать в утробу матери? Вот если революция осуществляет то, что она должна осуществить, и только это, то контрреволюция так же невозможна, как контрхирургия или контргинекология. Если же, что обычно происходит, после успешной революции наблюдается широкое распространение в народе контрреволюционных идей, то это значит, что революционеры перестали быть революционерами, а стали кликой насильников над народом. И сейчас говорят: «У нас не было и нет сталинизма», нечего с ним бороться. Сталинизм — это марксизм, выродившийся в голый деспотизм, аракчеевщину. Партия при Сталине отказалась от ленинского понимания единства в смысле объединения весьма разномыслящих людей, связанных общим стремлением к социализму, а перешла к сталинскому пониманию — исключения всех, хоть сколько-нибудь несогласных. Всякая тень фракционности была устранена: фракций не было, но это не предохранило от появления «клик» и притом среди наиболее «подкованных» сталинистов. Не помогло и создание более широкого фронта, вроде нашего блока «коммунистов и беспартийных». В Венгрии, как известно, в 1948 году произошло объединение коммунистической партии и социал-демократической партии в Венгерскую партию трудящихся. Но этого мало. Оказывается, в Венгрии не были ликвидированы другие партии. Венгерская партия трудящихся руководила в Венгрии Народным фронтом независимости, в который, помимо ВПТ, входит партия мелких сельских хозяев (осн. в 1929), национально-крестьянская партия (осн. в 1939), профсоюзы. Союз демократических женщин и другие общества и политические организации. Сейчас общепризнано, что фактически всем руководила клика Ракоши — Гере и, несмотря на такой широкий фронт, творились жуткие дела и была самая неограниченная деспотия во всех организациях. Под флагом чистки от «реакционных» элементов были оставлены только марионетки, точно так же, как и в черносотенных организациях было немало рабочих. Вот особой чертой сталинизма и является оторванность правящих верхов партии от народа, замыкание в касту, «клику», новый класс эксплуататоров, характерных несменяемостью («номенклатурные списки»), безответственностью (отвечают только за измену вождю клики или клике) и тенденцией к наследованию привилегий (в Институт международных отношений принимают только детей современных олигархов). Высокие оклады, оторванность от народа, невежество, бескультурье, аморальность — все становится известным народу, несмотря на цензуру. Вот во что постепенно выродился сталинизм, и если окажется, что вместо антитезы «коммунизм или фашизм» перед народами и перед интеллигенцией станет антитеза «сталинизм (чрезвычайно сходный с фашизмом) или капитализм», то народы без колебания станут на сторону капитализма, так как капиталист при всех своих недостатках ответствен своим карманом за сделанные ошибки, а наши партийные бюрократы решительно ничем не отвечают. Нельзя же считать за серьезное наказание легкие испуги вроде выговора или строгача, снимаемые через короткий срок с послушных, благонадежных коммунистов. Вот к чему приведет строгое проведение сталинской системы. К крушению социализма во всех сталинских странах. Можно надеяться на то, что социалистические несталинские страны: Китай, Польша, Югославия — покажут пути постепенного превращения в подлинно демократическую страну, постепенной ликвидации режима диктатуры.
          
          НЕЛЬЗЯ говорить о советском пути строительства социализма, как вызванном национальными и местными историческими особенностями. Сталинский период — полное извращение социализма. В 1953 году произнесли хулу на Берию и МГБ — очень хорошо, в 1954 году восстановили дружбу с Югославией — просто великолепно, на XX съезде произнесли, хотя и не напечатали, хулу на Сталина – тоже великолепно, но нельзя произнести хулу на Сталина, не хуля сталинизма, этого не решаются сделать, хотя венгерская революция заставляет это сделать. Ранее указаны четыре причины революции, из которых надо считать главной первую. Но можно прибавить главную причину — доклад Хрущева на XX съезде (секретный, который был опубликован за границей): он сделал гораздо больше, чем все пропагандистские речи «Голоса Америки» и «Свободной Европы». Подавлением венгерского восстания движения вперед не остановить, и если наше руководство будет придерживаться сталинизма, то возникнет весьма серьезная опасность восстановления капитализма не только в странах народной демократии, но и в Советском Союзе.
          
         ВОЗМОЖНОСТЬ  РАЗВЯЗЫВАНИЯ  ТРЕТЬЕИ  МИРОВОЙ  ВОИНЫ
          
          Ясно, что даже полное торжество Минсенти и других правых деятелей в Венгрии толчком к началу третьей мировой войны служить не могло. Венгрия вышла бы из Варшавского пакта, но так как в отношении остальных стран он сохранял силу, то, например, нападение Венгрии на Румынию было исключено. Даже выход Восточной Германии поводом к началу войны быть не мог. Но проявленное нами миролюбие способствовало бы усилению миролюбивых элементов во всем мире, так как мы продемонстрировали бы полностью свое миролюбие. Мы, конечно, отлично знаем, что даже объединенная Германия была бы бессильна с нами что-либо сделать без поддержки США, а в США сторонники мира получили бы большой перевес. Мы знаем, что НАТО начал сильно колебаться, и Исландия уже требовала вывода войск США, так как в Исландии исчез страх перед СССР. С нами начали дружить такие деятели, как Спаак. Сейчас Исландия перестала требовать вывода американских войск, заключенное советско-бельгийское соглашение не ратифицировано бельгийским парламентом. Никсон, с трудом прошедший благодаря популярности Эйзенхауэра, сейчас может сказать: «Я вас предупреждал, что советское миролюбие только напускное, что там, где они почувствуют ненадежную почву, они не замедлят силой подавить сопротивление».
          
          СССР все время утверждал, что социализм строится благодаря желанию народных масс, но, оказывается, если массы резко выскажутся против социалистической диктатуры, то советское правительство начинает аргументировать танками и военно-полевыми судами. Вся работа по разряжению международной напряженности, с таким успехом проводившаяся последние три года, сорвана. Намеченная поездка Булганина и Хрущева в Швецию снята по инициативе шведского правительства. Гонка вооружений возобновится, так как просоветские элементы в каждой стране уже не могут приводить доказательств миролюбия СССР. А так как мы, кроме того, утверждаем, что никакого сталинизма не существует, то тем самым принимаем на свою ответственность все грехи прошлого. Утверждая, что СССР никогда не был агрессором, говорим такую чушь (вспомним Финляндию, Румынию, Прибалтийские республики), которой не поверит ни один из прогрессивных деятелей. Совершенно ясно, что сталинисты у нас взяли верх или (что весьма возможно) даже наиболее прогрессивные деятели, как Хрущев и Микоян, критикуя Сталина, только не сознавали, что они тоже сталинисты. Загадочны фигуры Маленкова и Жукова.
          
          После венгерских событий и нашей интервенции опасность войны резко возросла, гонка вооружений не имеет никаких шансов на смягчение (если только наши круто не изменят политики), и, следовательно, вопрос стоит только в том, будет ли у той или другой стороны желание разрешить напряженность войной. Положительной стороной всех происшедших событий является выяснение того обстоятельства, что США не желают большой войны. В самом деле: недавняя опасность войны проистекала из того, что империалистические круги не могли примириться с укреплением социалистического мира, грозившего путем экономического соревнования подорвать гегемонию США в ряде стран и, следовательно, привести к такому кризису, который грозил крушением всей экономической системы. Опасность со стороны США усилилась бы, если бы они были уверены в том, что, во-первых, советская система прочна; во-вторых, что СССР сумеет разрешить вполне экономические трудности, и прежде всего сельскохозяйственные трудности; в-третьих, что укрепившиеся сталинисты используют свои военные и экономические возможности, чтобы вооруженной рукой нести коммунизм на Запад, т. е. станут на отвергаемый на словах троцкистский путь.
          
          ДО ВЕНГЕРСКОГО восстания возможность активного внутреннего сопротивления советскому режиму считалась, по-видимому, исключенной. Венгры показали, что борьба возможна. И сейчас, после декабрьского московского восстания, тоже закончившегося поражением, можно сказать: «Там, где возможна борьба, возможна и победа». Еще больше подкрепляют эту мысль события в Польше. Грозный характер венгерских событий заставил наше руководство пойти на далеко идущие уступки в Польше; да, мы знаем, что и в нашей стране венгерские события имели живой отклик среди рабочих и студенчества. За три года сталинская система порядочно порасшаталась, и наивной нелепостью является заявление сталинистов, что никакого сталинизма вообще и не было.
          
          Поэтому, пожалуй, можно сказать, как это ни звучит парадоксально, что венгерские события в том виде, как они произошли, хотя и вызвали значительное усиление международной напряженности, но не увеличили непосредственной угрозы войны. Нечего и говорить, что если бы не было советской интервенции, то угроза войны совершенно бы отодвинулась и процесс смягчения международной напряженности сделал бы большой шаг…
          
          РЕЗЮМИРУЮ: венгерское восстание не контрреволюция, а настоящее народное и притом прогрессивное восстание, несмотря на то, что к нему примазалось, может быть, даже довольно значительное число контрреволюционных сил и просто бандитов. Георгиу Деж считает, что это контрреволюция, так как сейчас, мол, власть принадлежит в Венгрии рабочим и крестьянам, то восстание против нее обозначает переход власти к прежним эксплуататорским классам. Нет, власть в Венгрии принадлежит, как и в СССР, новому сталинистскому классу партийных олигархов, и свержение этого класса есть прогрессивная задача, хотя бы она и сопровождалась некоторым временным усилением капиталистических элементов. Не является же контрреволюционным актом введение Лениным нэпа в России, когда был восстановлен капиталистический сектор, не является реакционной и политика в Китае с поощрением госкапитализма. Интервенция, подавление венгерских рабочих и крестьян есть акт контрреволюционный, и не случайно, что и средства усмирения (военно-полевые суды) заимствованы из арсенала реакционного правительства Столыпина.
          
          Значение же венгерских событий в том, что первый страшный удар по сталинизму в международном  масштабе нанесен не капиталистами, а рабочими и прогрессивной молодежью. Остановить борьбу со сталинизмом уже нельзя, но для нашей страны возможны несколько путей:

         1) упорство сталинистов, которое не сможет задержать страну от деградации и конечного крушения сталинизма;
        
         2) медленный переход к демократии и свободе; нужны политическая программа и политический план;
        
         3) появление советского генерала Монка!
        
         Ульяновск, 25 декабря 1956 года.

          *   *   *

         Предисловие и публикация доктора биологических наук М. Д. Голубовского

    Голубовский Михаил Давидович – старший научный сотрудник Института цитологии и генетики СО АН СССР, доктор биологических наук. Научные интересы: вопросы общей генетики, генетики популяций, теории мутационного процесса, теория эволюции, история и философия науки. Собрал и передал в Архив многие материалы А.А. Любищева, сохранившиеся в Новосибирске. Переписывался с ним 1965 г.

                                
     
    главная :: каталог :: персоналии :: конференции :: от редактора Все в одном - Alan Gold
    Программист - Odd
    Редизайн - Yurezzz

    © 2004